Форма входа





Пятница, 22.09.2017, 10:55
Приветствую Вас Гость | RSS
Гоголь | Чехов | Бабель | Зощенко | Статьи
 
Есенин | Маяковский | Пушкин | Лермонтов | Тютчев | Блок | Крылов




Страница из Архива
Главная | Регистрация | Вход


Главная » Архивные Файлы » Рассказы Бабеля

Рассказ Бабеля "Карл-Янкель"
[ ] 19.05.2012, 17:24
  Исаак Бабель

  КАРЛ-ЯНКЕЛЬ

   В пору моего детства на Пересыпи была кузница  Иойны  Брутмана.  В  ней
собирались барышники лошадьми, ломовые извозчики - в Одессе они называются
биндюжниками - и мясники с городских скотобоен. Кузница стояла у  Балтской
дороги. Избрав ее наблюдательным пунктом, можно было перехватить  мужиков,
возивших в город овес и бессарабское вино. Иойна был  пугливый,  маленький
человек, но к вину он был приучен, в нем жила душа одесского еврея.
   В мою пору у него  росли  три  сына.  Отец  доходил  им  до  пояса.  На
пересыпском берегу я впервые задумался о могуществе сил, тайно  живущих  в
природе. Три раскормленных бугая с багровыми плечами и ступнями лопатой  -
они сносили сухонького Иойну в воду, как сносят младенца. И все-таки родил
их он и никто другой. Тут не было сомнений. Жена кузнеца ходила в синагогу
два раза в неделю - в пятницу вечером и в  субботу  утром;  синагога  была
хасидская, там доплясывались на пасху до исступления,  как  дервиши.  Жена
Иойны  платила  дань  эмиссарам,  которых  рассылали  по  южным  губерниям
галицийские цадики. Кузнец не вмешивался в отношения жены своей к  богу  -
после работы он уходил  в  погребок  возле  скотобойни  и  там,  потягивая
дешевое розовое вино, кротко слушал, о чем говорили люди,  -  о  ценах  на
скот и политике.
   Ростом и силой сыновья походили на мать. Двое из них, подросши, ушли  в
партизаны. Старшего убили под Вознесенском, другой Брутман, Семен, перешел
к Примакову - в дивизию  червонного  казачества.  Его  выбрали  командиром
казачьего полка. С него и еще нескольких местечковых юношей  началась  эта
неожиданная порода еврейских рубак, наездников и партизанов.
   Третий сын стал кузнецом по наследству. Он работает на  плужном  заводе
Гена на старых местах. Он не женился и никого не родил.
   Дети Семена кочевали вместе с его дивизией.  Старухе  нужен  был  внук,
которому она могла бы рассказать  о  Баал-Шеме.  Внука  она  дождалась  от
младшей дочери Поли. Одна во всей семье девочка пошла в маленького  Иойну.
Она была пуглива, близорука, с нежной кожей. К ней присватывались  многие.
Поля выбрала  Овсея  Белоцерковского.  Мы  не  поняли  этого  выбора.  Еще
удивительнее было известие о том, что молодые живут  счастливо.  У  женщин
свое хозяйство: постороннему не видно, как бьются горшки.  Но  тут  горшки
разбил Овсей Белоцерковский. Через год после женитьбы он подал  в  суд  на
тещу  свою  Брану  Брутман.  Воспользовавшись  тем,  что   Овсей   был   в
командировке, а  Поля  ушла  в  больницу  лечиться  от  грудницы,  старуха
похитила новорожденного внука, отнесла  его  к  малому  оператору  Нафтуле
Герчику, и там в присутствии  десяти  развалин,  десяти  древних  и  нищих
стариков, завсегдатаев хасидской  синагоги,  над  младенцем  был  совершен
обряд обрезания.
   Новость эту Овсей Белоцерковский узнал после приезда. Овсей был записан
кандидатом в партию. Он решил посоветоваться с секретарем ячейки  Госторга
Бычачем.
   - Тебя морально запачкали, - сказал ему Бычач, - ты должен двинуть  это дело...
   Одесская прокуратура решила устроить показательный суд на фабрике имени
Петровского. Малый оператор Нафтула Герчик и  Брана  Брутман,  шестидесяти
двух лет, очутились на скамье подсудимых.
   Нафтула был в Одессе такое же городское имущество, как памятник дюку де
Ришелье. Он проходил мимо наших окон на Дальницкой с трепаной,  засаленной
акушерской  сумкой  в  руках.  В  этой  сумке  хранились  немудрящие   его
инструменты. Он вытаскивал оттуда то ножик, то  бутылку  водки  с  медовым
пряником. Он нюхал пряник, прежде чем выпить, и, выпив, затягивал молитвы.
Он был рыж, Нафтула, как первый рыжий человек на земле.  Отрезая  то,  что
ему причиталось, он  не  отцеживал  кровь  через  стеклянную  трубочку,  а
высасывал  ее  вывороченными  своими  губами.   Кровь   размазывалась   по
всклокоченной его бороде. Он выходил к гостям захмелевший. Медвежьи глазки
его сияли весельем. Рыжий, как первый рыжий человек на земле, он  гнусавил
благословение над  вином.  Одной  рукой  Нафтула  опрокидывал  в  заросшую
кривую, огнедышащую яму своего рта  водку,  в  другой  руке  у  него  была
тарелка. На ней лежал  ножик,  обагренный  младенческой  кровью,  и  кусок
марли. Собирая деньги, Нафтула обходил с этой тарелкой гостей, он толкался
между женщинами, валился на них, хватал за груди и орал на всю улицу.
   -  Толстые  мамы,  -  орал  старик,  сверкая  коралловыми  глазками,  -
печатайте мальчиков  для  Нафтулы,  молотите  пшеницу  на  ваших  животах,
старайтесь для Нафтулы... Печатайте мальчиков, толстые мамы...
   Мужья бросали деньги в его тарелку. Жены вытирали  салфетками  кровь  с
его бороды. Дворы Глухой и Госпитальной не оскудевали. Они кишели  детьми,
как устья рек икрой. Нафтула плелся со своим мешком, как  сборщик  подати.
Прокурор Орлов остановил Нафтулу в его обходе.
   Прокурор гремел  с  кафедры,  стремясь  доказать,  что  малый  оператор
является служителем культа.
   - Верите ли вы в бога? - спросил он Нафтулу.
   - Пусть в бога верит тот, кто выиграл двести тысяч, - ответил старик.
   - Вас не удивил приход гражданки Брутман в  поздний  час,  в  дождь,  с
новорожденным на руках?..
   - Я удивляюсь, - сказал Нафтула,  -  когда  человек  делает  что-нибудь
по-человечески, а когда он делает сумасшедшие штуки - я не удивляюсь...
   Ответы эти не удовлетворили прокурора. Речь шла о стеклянной  трубочке.
Прокурор доказывал, что,  высасывая  кровь  губами,  подсудимый  подвергал
детей опасности заражения. Голова Нафтулы - кудлатый орешек его  головы  -
болталась где-то у самого пола.  Он  вздыхал,  закрывал  глаза  и  вытирал
кулачком провалившийся рот.
   - Что вы бормочете, гражданин Герчик? - спросил его председатель.
   Нафтула устремил потухший взгляд на прокурора Орлова.
   - У покойного мосье Зусмана, - сказал он, вздыхая, - у покойного вашего
папаши была такая голова, что во всем свете  не  найти  другую  такую.  И,
слава богу, у него не было апоплексии, когда он тридцать  лет  тому  назад
позвал меня на ваш брис [обряд обрезания]. И вот мы видим, что вы  выросли
большой человек у советской власти и что Нафтула не захватил вместе с этим
куском пустяков ничего такого, что бы вам потом пригодилось...
   Он  заморгал  медвежьими  глазками,  покачал  рыжим  своим  орешком   и
замолчал.  Ему  ответили  орудия  смеха,  громовые  залпы  хохота.  Орлов,
урожденный Зусман, размахивая  руками,  кричал  что-то,  чего  в  канонаде
нельзя было расслышать. Он требовал занесения в протокол... Саша  Светлов,
фельетонист "Одесских известий", послал ему из ложи  прессы  записку:  "Ты
баран,  Сема,  -  значилось  в  записке,  -  убей  его  иронией,   убивает
исключительно смешное... Твой Саша".
   Зал притих, когда ввели свидетеля Белоцерковского.
   Свидетель повторил письменное свое заявление. Он был долговяз, в галифе
и кавалерийских ботфортах. По словам Овсея, Тираспольский и Балтский укомы
партии оказывали ему полное содействие в работе  по  заготовке  жмыхов.  В
разгаре заготовок он получил телеграмму о рождении сына. Посоветовавшись с
заворгом Балтского укома, он  решил,  не  срывая  заготовок,  ограничиться
посылкой поздравительной  телеграммы,  приехал  же  он  только  через  две
недели. Всего было собрано по району 64 тысячи пудов жмыха.  На  квартире,
кроме свидетельницы Харченко, соседки, по профессии  прачки,  и  сына,  он
никого не застал. Супруга его  отлучилась  в  лечебницу,  а  свидетельница
Харченко, раскачивая люльку, что является устарелым, пела над ним песенку.
Зная свидетельницу Харченко как алкоголика, он не счел  нужным  вникать  в
слова ее пения, но только удивился тому, что она называет мальчика Яшей, в
то время как он указал назвать сына Карлом, в честь учителя Карла  Маркса.
Распеленав ребенка, он убедился в своем несчастье.
   Несколько вопросов задал прокурор. Защита объявила, что у нее  вопросов
нет. Судебный пристав ввел свидетельницу Полину  Белоцерковскую.  Шатаясь,
она подошла к барьеру. Голубоватая судорога недавнего материнства  кривила
ее лицо, на лбу стояли капли пота. Она обвела взглядом маленького кузнеца,
вырядившегося точно в праздник - в бант и  новые  штиблеты,  и  медное,  в
седых усах, лицо  матери.  Свидетельница  Белоцерковская  не  ответила  на
вопрос о том, что ей известно по данном делу. Она сказала, что отец ее был
бедным человеком, сорок лет проработал он в кузнице  на  Балтской  дороге.
Мать родила шестерых детей, из них  трое  умерли,  один  является  красным
командиром, другой работает на заводе Гена...
   - Мать очень набожна, это все видят, она всегда страдала от  того,  что
ее дети неверующие, и не могла перенести мысли о  том,  что  внуки  ее  не
будут евреями. Надо принять во внимание - в какой  семье  мать  выросла...
Местечко Меджибож всем известно, женщины там до сих пор носят парики...
   - Скажите, свидетельница, - прервал ее резкий голос.  Полина  замолкла,
капли пота окрасились на ее лбу,  кровь,  казалось,  просачивается  сквозь
тонкую кожу. - Скажите, свидетельница, -  повторил  голос,  принадлежавший
бывшему присяжному поверенному Самуилу Линингу...
   Если бы синедрион существовал в наши дни, - Лининг был бы  его  главой.
Но синедриона нет, и Лининг,  в  двадцать  пять  лет  обучившийся  русской
грамоте, стал на четвертом десятке писать  в  сенат  кассационные  жалобы,
ничем не отличавшиеся от трактатов Талмуда...
   Старик  проспал  весь  процесс.  Пиджак  его  был  засыпан  пеплом.  Он
проснулся при виде Поли Белоцерковской.
   - Скажите, свидетельница,  -  рыбий  ряд  синих  выпадающих  его  зубов
затрещал, - вам известно было о решении мужа назвать сына Карлом?
   - Да.
   - Как назвала его ваша мать?
   - Янкелем.
   - А вы, свидетельница, как вы называли вашего сына?
   - Я называла его "дусенькой".
   - Почему именно дусенькой?..
   - Я всех детей называю дусеньками...
   - Идем дальше, - сказал Лининг, зубы его выпали, он подхватил их нижней
губой и опять сунул в челюсть, - идем далее... Вечером, когда ребенок  был
унесен к подсудимому Герчику, вас не было дома, вы были в  лечебнице...  Я
правильно излагаю?
   - Я была в лечебнице.
   - В какой лечебнице вас пользовали?
   - На Нежинской улице, у доктора Дризо...
   - Пользовали у доктора Дризо...
   - Да.
   - Вы хорошо это помните?..
   - Как могу я не помнить...
   -  Имею  представить  суду  справку,  -   безжизненное   лицо   Лининга
приподнялось над столом, - из этой справки  суд  усмотрит,  что  в  период
времени, о котором идет речь, доктор Дризо  отсутствовал  и  находился  на
конгрессе педиаторов в Харькове...
   Прокурор не возражал против приобщения справки.
   - Идем далее, - треща зубами, сказал Лининг.
   Свидетельница всем телом налегла на барьер. Шепот ее был едва слышен.
   - Может быть, это не был доктор Дризо, - сказала она, лежа на  барьере,
- я не могу всего запомнить, я измучена...
   Лининг чесал карандашом в желтой бороде,  он  терся  сутулой  спиной  о
скамью и двигал вставными зубами.
   На просьбу предъявить бюллетень из страхкассы Белоцерковская  ответила,
что она потеряла его...
   - Идем далее, - сказал старик.
   Полина провела ладонью по лбу. Муж ее сидел на краю скамьи, отдельно от
других свидетелей. Он сидел выпрямившись, подобрав под себя длинные ноги в
кавалерийских  ботфортах...   Солнце   падало   на   его   лицо,   набитое
перекладинами мелких и злых костей.
   - Я найду бюллетень, - прошептала Полина,  и  руки  ее  соскользнули  с
барьера.
   Детский плач раздался в это  мгновенье.  За  дверью  плакал  и  кряхтел ребенок.
   - О чем ты думаешь,  Поля,  -  густым  голосом  прокричала  старуха,  -
ребенок с утра не кормленный, ребенок захлял от крика...
   Красноармейцы, вздрогнув,  подобрали  винтовки.  Полина  скользила  все
ниже, голова ее закинулась и легла на пол. Руки  взлетели,  задвигались  в
воздухе и обрушились.
   - Перерыв, - закричал председатель.
   Грохот взорвался в  зале.  Блестя  зелеными  впадинами,  Белоцерковский
журавлиными шагами подошел к жене.
   - Ребенка покормить, -  приставив  руки  рупором,  крикнули  из  задних рядов.
   - Покормят, - ответил издалека женский голос, - тебя дожидались...
   - Припутана дочка, - сказал рабочий, сидевший рядом со мной, - дочка  в доле...
   - Семья, брат, - произнес его сосед, -  ночное  дело,  темное...  Ночью
запутают, днем не распутаешь...
   Солнце косыми лучами рассекало зал. Толпа туго ворочалась, дышала огнем
и потом. Работая локтями, я пробрался в коридор. Дверь из красного  уголка
была приоткрыта. Оттуда доносилось кряхтенье  и  чавканье  Карл-Янкеля.  В
красном уголке висел портрет Ленина, тот, где он говорит  с  броневика  на
площади Финляндского вокзала; портрет окружали цветные диаграммы выработки
фабрики имени Петровского. Вдоль стены стояли знамена и ружья в деревянных
станках. Работница с лицом киргизки, наклонив голову, кормила Карл-Янкеля.
Это был пухлый человек пяти месяцев от роду в вязаных  носках  и  с  белым
хохлом на голове. Присосавшись к киргизке, он урчал и  стиснутым  кулачком
колотил свою кормилицу по груди.
   -  Галас  какой  подняли...  -  сказала  киргизка,  -   найдется   кому покормить...
   В комнате вертелась еще девчонка лет семнадцати, в красном платочке и с
щеками, торчавшими как шишки. Она вытирала досуху клеенку Карл-Янкеля.
   - Он военный будет, - сказала девочка, - ишь дерется...
   Киргизка, легонько потягивая, вынула  сосок  изо  рта  Карл-Янкеля.  Он
заворчал и в отчаянии запрокинул голову  -  с  белым  хохолком...  Женщина
высвободила другую грудь и дала ее мальчику. Он посмотрел на сосок мутными
глазенками, что-то сверкнуло  в  них.  Киргизка  смотрела  на  Карл-Янкеля
сверху, скосив черный глаз.
   - Зачем военный, - сказала она, поправляя мальчику чепец, - он  авиатор
у нас будет, он под небом летать будет...
   В зале возобновилось заседание.
   Бой шел  теперь  между  прокурором  и  экспертами,  давшими  уклончивое
заключение. Общественный  обвинитель,  приподнявшись,  стучал  кулаком  по
пюпитру. Мне видны были  и  первые  ряды  публики  -  галицийские  цадики,
положившие на колени бобровые свои шапки. Они приехали на процесс, где, по
словам  варшавских  газет,  собирались  судить  еврейскую  религию. Лица
раввинов, сидевших в первом ряду, повисли в бурном пыльном сиянии солнца.
   - Долой, - крикнул комсомолец, пробравшись к самой сцене.
   Бой разгорался жарче.
   Карл-Янкель, бессмысленно уставившись на меня, сосал грудь киргизки.
   Из окна летели прямые улицы, исхоженные  детством  моим  и  юностью,  -
Пушкинская тянулась к вокзалу, Мало-Арнаутская вдавалась в парк у моря.
   Я вырос на этих улицах, теперь наступил черед Карл-Янкеля, но  за  меня
не дрались так, как дерутся за него, мало кому было дела до меня.
   - Не может быть,  -  шептал  я  себе,  -  чтобы  ты  не  был  счастлив,
Карл-Янкель... Не может быть, чтобы ты не был счастливее меня...

*  *  *
Категория: Рассказы Бабеля | Добавил: Vladimir
Просмотров: 481 | Загрузок: 0 | Комментарии: 1 | Рейтинг: 0.0/0 |
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:

Copyright MyCorp © 2017